Академия Дзюсан

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Академия Дзюсан » [Отыгранные эпизоды] » [16 апреля 2010 г. Раненая птица]


[16 апреля 2010 г. Раненая птица]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Дата, время: 16 апреля 2010 г. 19:07-19:47.
2. Название, охватывающее суть эпизода: Раненая птица.
3. Участники: Валиант Бергойц, Мишель Дюран.
4. Место действия: окрестности Академии, медпункт.
5. Ситуация: Несмотря на запрет врача, Мишель не может смириться с тем, что ей нельзя бегать, пусть даже временно, и она отправляется на вечернюю пробежку. Тем временем профессор Бергойц размышляет на свежем воздухе о весьма мрачных перспективах своего пребывания в Академии. Что же может произойти?
6. Очередность: Мишель Дюран, Валиант Бергойц.

0

2

Одета: белый спортивный топ; серого цвета обтягивающие штаны чуть выше колена, на левом колене чёрная фиксирующая повязка, серые кроссовки с инициалами MD; волосы собраны в высокий хвост белой заколкой. Украшения отсутствуют.

С собой: плеер, прикрепленный на левую руку; ключи от кабинета в кармане.

Запрет на физические нагрузки давил сверху, но ветер приятно дул в спину, подбадривая Мишель пробежать ещё один километр.
Новый учебный год в Академии начался в привычном суетливом темпе и прибавил ещё несколько увесистых папок с документами на полках в кабинете Дюран. Девушка уже хотела было развить бурную деятельность, организовав планерку, с позволения Дайске, для новоприбывших преподавателей, но давшая о себе знать старая травма колена спутала все её карты и заставила порядком нервничать. К тому же возникли проблемы с документацией из-за рассеянного посыльного, что вынудило в срочном порядке перекраивать все планы, а Мишель всегда жутко бесилась, когда что-то шло не так не по её вине.
Визит накануне к врачу, а точнее медбрату, его замещавшему, подтвердил наихудшие опасения француженки: нога не выдерживает физических нагрузок, что означало лишь то, что ходить на каблуках и бегать придётся меньше, а на время и вовсе отказаться от второго. Безвозвратно обменять все свои туфли на сланцы или домашние тапочки Мишель смогла бы не задумываясь, но не прекратить и без того редкие и непродолжительные, как ей казалось, пробежки. Она тщательно соблюдала режим, регулировала нагрузки, просила Сорату готовить для неё отдельно специальные восстанавливающие коктейли, если сама не успевала, никогда не проводила разогревающую разминку спустя рукава, бегала в специально изготовленных для неё кроссовках, но всё равно этого оказалось недостаточно, чтобы уберечься от рецидива.
Укол обезболивающего и мазь облегчили состояние Дюран, но она ещё не знала, что этот эффект будет непродолжительным, надеялась на лучшее, пыталась убедить себя, что с коленом всё в норме и она просто заработалась и, возможно, подвернула ногу, пока добиралась на каблуках до причала и обратно. Наплевав на запрет Бадоу, она отправилась на вечернюю пробежку, которая значилась в её ежедневнике днём ранее.
Мишель была так увлечена процессом, что не заметила, как ветер поменял своё направление и теперь уже дул ей в лицо. Она не только не замедлила свой бег, но и постаралась ускориться.
После операции на мениске и очень непростого и длительного восстановления Дюран сделала себе текстовую татуировку на правой ноге, переделав известное к крылатое выражение "Dum spiro, spero"("Пока дышу, надеюсь") на "Пока бегу, надеюсь".
В такие моменты девушка испытывала необычайный душевный подъем, что очень помогало ей сосредоточиться после на важных делах. Но крылья непроизвольно сложились, так и не дав птице высоко взлететь. Издав пронзительный крик, пташка камнем начала падать вниз. Невыносимая боль свела левую ногу, будто пуля, пущенная метким стрелком, раздробила коленную чашечку. Мишель с хрипом осела на землю, прикрыв рот рукой, чтобы не закричать, и поняла, что она не в состоянии самостоятельно сделать и пару шагов...
Дюран легла на траву и закрыла глаза. Она не собиралась истерить или кричать на всю Академию, зовя на помощь. У неё было два выхода: спокойно дождаться кого-нибудь, кто будет случайно проходить или пробегать мимо, или же ползти до Академии. Второе бы отрицательно сказалось на её репутации, несмотря на причины, вынудившие пойти на это, так что оставалось ждать.
Выключив музыку и оглядевшись кругом, приподнявшаяся на локтях Мишель увидела высокого мужчину с длинными волосами и в дорогом костюме, прогуливавшегося по окрестностям и шедшего как раз в её сторону. Он был очень похож на профессора психологии, который на днях пожаловал в Академию. Дюран видела только его фотографию, но герра Бергойца трудно было с кем-то перепутать. Мужчина был очень задумчив и явно не замечал Мишель, сидевшую практически перед его носом на траве с вытянутой и расслабленной, насколько это было возможно, левой ногой.
"Либо сейчас, либо никогда. Мне срочно нужно в медпункт, а этот человек моя единственная возможность попасть туда как можно скорее".
- Профессор Бергойц, я полагаю? - прозвучал для мужчины откуда-то снизу женский голос.

+1

3

Одет: костюм-двойка черного цвета с отливом, темно-серая рубашка, изумрудного цвета галстук, запонки золотые с александритом (все упомянутое производства Gianni Versace), на левой руке часы  P 6500 Type 6 Nato, туфли зеркально-черного цвета из кожи ручного пошива, перчатки черные из мягкой кожи, "темные" очки Polaroid.

Профессор Бергойц с первого дня пребывания в академии очень много гулял как по зданию так и вне его. Со стороны это могло показаться чем угодно, но Валианта это совершенно не волновало. Память профессора была устроена так, что он умел прекрасно зарисовывать на уровне подкорки окружающую местность вплоть до мелких подробностей окружающей обстановки и рельефа.
«Карта театра возможных боевых действий уже составлена… почти, - Валиант еще раз нарезает круг по кустарнику. – Новый союзник в лице Юлии конечно проблемная карта в моих планах… но с её появлением круг моих возможностей значительно расширился. И потом… если все закончится печально, будет кому отдать кота».
Мужчина останавливается возле стайки собравшихся к нему местных котов-бродяжек и бросает им приготовленное угощение.
«Ситуация здесь непростая. Я что-то видел тогда. И Юлия… она залезла в мои мозги. Может быть и правда не помнит… но верится в это с трудом. Нужно будет приглядеть за ней. Для этого использую вариант с рокировкой. Если убежусь, что вам можно доверять, фроляйн Шульц, быть может в этот раз забуду про Омерту…».
От напряженных размышлений мужчину отвлекает миловидная блондинистая девушка. Кажется, не студентка.
«Странно, что она тут решила отдохнуть. Может быть упала? Одета по спортивному. О Mein Gott… только этого мне еще не хватало. И что делать? Ставить под удар свою легенду еще раз? Доброта не идет вам, профессор… не идет… а может… может, она просто отдыхает? Сделаю вид, что не заметил и попробую свернуть вон к тем кустам… вон туда… еще шаг и…»
- Профессор Бергойц, я полагаю? – Блондинка , видимо, была не в восторге от идеи того, что Валиант вздумал сменить курс.
- Да, фроляйн, - Бергойц неспешно снимает свои очки. – У вас что-то случилось?

Отредактировано Valiant Bergoic (2013-06-28 22:18:07)

0

4

Диалог согласован в icq

- Мадмуазель Дюран, с Вашего позволения, - сказала девушка, явно делая акцент на первом слове и показывая этим, что немецкое обращение ей не по душе. - Мне, конечно, не хотелось бы вас утруждать, но, видимо, придется. Видите ли, во время пробежки я подвернула ногу, - со спокойным выражением лица солгала Мишель, не желая признавать, что травма куда более серьезна, - и дойти до медпункта самостоятельно мне будет слегка трудновато. Не поможете даме в столь непростой ситуации? Если хватит сил, можете понести меня на руках, но, в крайнем случае, обойдусь и плечом.
«Забавно, кажется травма колена, причем застарелая. Мадмуазель Дюран, да? – Карие глаза Валианта остановились на колене француженки. – Это может быть опасно. Но если все грамотно сделать, то можно извлечь кое-какой гешефт из всей этой неприятности…»
- Как вам будет угодно, мадмуазель, - Валиант убирает очки во внутренний карман пиджака. – Все выглядит намного более серьезно, чем просто подвернутая нога. Игры с суставами до добра не доводят. – Цепкий взгляд мужчины прогулялся по его собеседнице. – Вы довольно молоды, мадмуазель Дюран, простите за дерзость. Не могли бы вы напомнить, откуда вам известно мое имя?
- Рада, что мы достигли взаимопонимания, - с невинной улыбкой ответила девушка. – И нет ничего дерзкого в том, чтобы делать девушкам комплименты… Но давайте оставим обмен любезностями на потом, хорошо?
Попытавшись согнуть поврежденную ногу в колене, Дюран покрепче сжала зубы – как и ожидалось, боль была невероятная. Вместо крика Мишель издала сдавленный стон.
«Всё оказалось гораздо серьезнее, чем мне хотелось бы. Как не неприятно это признавать, а Бадоу был прав. Как бы не пришлось завязать не только с пробежками».
- Ну что ж, как видите, встать я не могу, так что придётся мне полностью положиться на Вас, герр Бергойц. А Ваше имя нетрудно узнать тому, кто работает здесь не первый год.
«Не получилось побегать, зато смогу поподробнее изучить новоприбывший материал».
Девушка посмотрела в глаза профессору. На её лице читалось: «Ну, и что дальше?»
- Подержите пожалуйста, - Валиант неторопливо расстегивает пуговицы пиджака и протягивает элемент своего костюма француженке. – Не выпускайте из рук ни при каких обстоятельствах. Я не врач, но перед тем как отнести вас до медпункта могу предложить перебинтовать чем-нибудь поврежденный сустав.«К слову сказать привести на короткое время в действие сустав куда проще если… хотя… нет. Сегодня славный старик на небе перекрыл фонтан вашего везения фроляйн… будет достаточно и этого».Либо же вы можете дождаться оказанию более квалифицированной помощи. Но… мадмуазель Дюран… если во время транспортировки вы выпустите из рук мой пиджак… я буду очень недоволен.
«Носит перчатки и предостерегается чужих прикосновений, потому что брезгует? Только не в Академии. Варианта два: либо подключается к другому человеку, либо впускает тем самым другого человека в свои мысли. А Вы, оказывается, не так уж просты… герр Бергойц », - взяв верхнюю часть одежды профессора, Дюран стала ожидать, пока её не возьмут на руки.
«Скорей всего второе из предположенного мною – умел бы он читать чужие мысли, грех было бы не воспользоваться ситуацией. Не верю я в моральные принципы человека, способного заглядывать другим людям под черепную коробку и не пользующегося этим».
- Я ценю Вашу помощь, профессор, но давайте ограничимся только доставкой меня в медпункт. Не обижайтесь, но в таких вопросах я больше доверяю медбрату, который меня уже обследовал, чем Вам.
- Хорошо, - Валиант аккуратно поднимает девушку на руки и спокойным шагом направляется к академии. – Мне так будет куда удобней. Не люблю оказывать вынужденную медицинскую помощь людям.«Очень легкая. Нужно делать вид, что мне тяжело нести вес человеческого тела. Профессор, погрязший в бумажной работе вряд ли сможет похвастаться навыками нести что-то без перерывов на расстояние более нескольких десятков шагов. Но donnerwetter… чем быстрей я с этим покончу, тем мне же лучше». Бергойц увлекается процессом и прет к академии, что тренированный рысак, погрузившись в свои мысли и стараясь контролировать каждое движение француженки. «Меньше народу по дороге, - ноги сами услужливо предлагают наименее людный путь, Валиант прокладывает маршрут так чтобы отразиться на минимуме немногочисленных камер наблюдения. – И аккуратней… как можно аккуратней». Дыхание Бергойца ровное и спокойное, на лице ни капли пота. Профессор исполняет привычный для любого социального человека долг. Но ему это дается с большим трудом.
Вот Мишель оказывается на руках профессора и они вместе направляются в сторону Академии. Дюран послушно сжимает в руках пиджак Бергойца и смиренно терпит боль в колене, размышляя о происходящем.
«Значит, еще один с отклонениями… Интересно, Дайске знает? Должен знать. Надо будет расспросить его подробнее».

0

5

Профессор идет ровно и спокойно, сохраняя заданный темп. Дыхание у мужчины такое, как если бы он был на обычной прогулке, а не нёс на руках девушку. Но не успела Мишель сделать из этого очередной вывод, как у неё нестерпимо заслезились глаза. «Кошачья шерсть…»
- Простите, герр Бергойц… - Дюран чувствует, как аллергия обостряется и становится труднее дышать. – Можете опустить меня… на землю… и… забрать пиджак?..
- Что-то не так? – Валиант подчиняется. – Выглядите неважно. Боли в суставе? – Он отходит на шаг от француженки и укладывает забранный пиджак на сгиб левой руки.
- Аллергия… У вас ведь есть кошка, да, герр Бергойц? И частицы её шерсти имеются на Вашем пиджаке.
«Господи, теперь еще и это! Как будто мне не хватало боли в колене. Надо извести этих мохнатых тварей с территории Академии».
- Так дальше не пойдет. Есть варианты, профессор?
- Кошка? – Бергойц нахмурился. – У меня нет кошки, фроляйн, - «Началось… и чего вдруг я вообще вызвался ей помогать?! Как можно быть такой жестокой? Карл куда лучше любой кошки… некоторые люди не стоят даже его кончика когтя…».Но у меня есть кот. Однако это никак не поможет вам при вашей травме.
«Замечательно, все просто замечательно…» - Мишель вытерла рукой набежавшие слезы. Глаза слезились так, что можно было бы подумать, что девушка плачет.
- У меня аллергия… на… апчхи!.. кошек. Черт возьми… Профессор, чем быстрее Вы меня дотащите… апчхи!..  до медпункта, тем будет… апчхи!.. лучше. Так как вариантов нет, то я потерплю. Апчхи! 
«Я заставлю Дайске запретить обитание этих тварей на территории Академии. Ни к профессору не присмотреться, ни с мыслями собраться».
Валиант нахмурился еще больше и плавным рывком переместился за спину француженки. «Раз уж вы так торопитесь фроляйн… я вам помогу. Потеря сознания? Кстати неплохой вариант. Дама выключается, несем ее к веселому ортопеду в медпункт и занимаемся своими делами… Хорошо? Ну… как-то странно… вызовет вопросы. Потеряла сознание от аллергии…» Взгляд профессора уперся в шею девушки.
- Доставить быстрей? – Карие глаза блеснули сталью. – Нет проблем, фроляйн…
Мишель видела это движение четко и ясно, словно в замедленной съемке, и оно ей не понравилось. Профессор, который умеет так двигаться, точно имеет далекое и темное прошлое. Он встал за спиной Дюран. Последняя вряд ли могла что-либо предпринять, с больной ногой. Повеяло холодом.
- Я не люблю, когда мне не смотрят в глаза, профессор, - Дюран нашла в себе силы повернуться к Бергойцу лицом. – Все о чем я Вас попросила – просто доставить меня в медпункт. В том состоянии, в котором я есть. Если Вам это столь сложно, без подобных выкрутасов, будьте добры, если увидите кого-нибудь… «более адекватного» из преподавательского состава, сообщите им, что Мишель Дюран нуждается в помощи. С этим Вы справитесь, я надеюсь?
- Вот, - Валиант извлек из кармана пиджака и вручил француженке свой блокнотик. – Держите в руках, пожалуйста. Я вас отнесу быстро. Я тоже не люблю когда кто-то оказывается у меня за спиной. «Но это не оправдывает ваше хамское поведению по отношению к моему коту…». И… вы слишком поспешны в выводах, фроляйн… мне вас транспортировать? «Обещаете не зачихать мою рубашку? Такого цвета у меня только три штуки с собой…» 
- Мадмуазель, герр Бергойц, мадмуазель, - Мишель более-менее отдышалась и уже могла сдерживать чихание. – Если у меня не будет прямого контакта с Вашим пиджаком, то меня устроит любой темп моей транспортировки.
Блокнот, переданный ей профессором, был небольшим, так что Дюран посчитала нормальным помочь герру Бергойцу, когда он её брал на руки, и, потянувшись одной рукой, чтоб обхватить мужчину за шею, случайно дотронулась до его щеки.
- Простите.
- Да ничего страшного, мадмуазель, - «Если сломать шею сейчас, то она даже не успеет… СТОП… НЕТ… СТОП-СТОП!!!». Валиант неожиданно для самого себя оступился и только немалая сноровка позволила ему удержаться на весу с француженкой на руках. «Это невозможно! Каким образом это возможно?!». – Отнести вас в медпункт? – Профессор говорил странно севшим голосом. – Без проблем. Отнесу. А пиджак… с пиджаком что-нибудь придумаем… - «Что-то пошло не так. Совсем не так. Совсем иначе, чем я привык… это плохо. Если ЭТО ушло, то оно может неожиданно вернуться… и тогда… ЭТО не самое худшее… внутри меня находится куда более страшный монстр…».
Бергойц нес Мишель к академии, но это не был тот бесстрастный профессор, которого девушка видела мгновение назад. Лицо мужчины побледнело, а взглядом он напоминал смертельно уставшего затравленного волка, который вдруг неожиданно понял, что бежать уже некуда.
«ЭТО может вернуться… в любой момент. Полнолуние 28 числа… но если вдруг все рухнуло и ЭТО случится раньше… проклятое место это академия».
То, что с профессором что-то произошло, было очевидно.
«Кажется, мне чертовски повезло, что отклонения временно сошли на нет. А вот Бергойц теперь окончательно запутался. Значит, предположение два верно. Одним вопросом меньше. С ним определенно нужно быть аккуратнее, но тем будет интереснее».
В полном молчании профессор с девушкой на руках приближались к Академии.

0

6

Ощутив странное беспокойство, которое закралось как-то неожиданно, Дайске побросал все свои дела и поспешно, но в тоже время достаточно сдержано, чтобы не привлечь к себе любопытных взглядов, направился в сторону центрального входа. Там же, недалеко от фонтана, он заметил Мишель…. Девушку на руках нес, ни кто иной, как Валиант Бергойц и весь его вид был настолько жалок, что в голову Дайске закрались нехорошие подозрения.
- Мадмуазель Дюран, - он чуть ли не вырвал девушку из рук профессора, усиленно скрывая всю злобу и раздражение, которое он испытывал к, ни в чем неповинному, Бергойцу. «Да как он посмел своими ручонками», - и совесть противненько загрызла его изнутри – «а где тебя носило, когда эта дуреха решила побегать?»
О том, что травмированную преподавательницу несли с места пробежки, догадаться было вовсе несложно – по ее наряду. Свое она, конечно, получит, но чуть позже, когда врач должным образом осмотрит ее ногу.
На некоторое время Акихико даже забыл про Бергойца, который в силу своей растерянности и затравленности вообще замер в полном непонимании и смотрел на свои руки, словно видел их впервые. Дайске держал преподавательницу на руках так, словно она была из элитного хрупкого фарфора и, казалось, был готов сдувать с нее пылинки. Однако он нашел в себе силы, чтобы отвлечься на третье действующее лицо.
- Благодарю Вас, профессор, за оказанную помощь. Но что-то вы неважно выглядите, вам стоит пойти и отдохнуть. Когда почувствуете себя лучше, загляните ко мне в кабинет, мне нужно с Вами поговорить.
Он развернулся и без особых усилий понес свою ношу в сторону медицинского кабинета, не удостоив спутницу ни единым словом, тем самым заставляя ее чувствовать себя виноватой.

0

7

Эпизод завершен

0


Вы здесь » Академия Дзюсан » [Отыгранные эпизоды] » [16 апреля 2010 г. Раненая птица]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC